Мюнхен: по следам памяти

Год 1958. 6 февраля. В 15:03 по Гринвичу капитан Джеймс Тейн, пилот рейса 609 Британских авиалиний выходит на связь с аэропортом Мюнхена, чтобы сообщить свое решение о взлете. Небольшие проблемы с двигателем привели к двум неудачным попытками, но, несмотря на неблагоприятную погоду, он решает, что полет будет безопасным. Во время разгона по взлетной полосе самолет внезапно начинает терять скорость. «Господи, у нас не получится!», - крикнул помощник пилот, Кеннет Рэймент, после того, как Тейн посмотрел вперед, зная, что останавливаться уже поздно. Выйдя из-под контроля самолет выехал за пределы взлетной полосы, проломил забор, окружавший аэропорт, а правое крыло оторвало столкновением с домом. Правая сторона фюзеляжа врезалась в деревянный сарай с шинами и горючим, который впоследствии взорвался. Наконец самолет упал на снег, будучи покрытым огнем. Это была катастрофа, с которой одна из величайших футбольных команд в истории канула в лету.

Я не думаю, что могу добавить ко всему, что было сказано относительно Мюнхенской Трагедии; многие события были приурочены к коллективной скорби и вечной памяти среди болельщиков и внутри клуба. Это был день невероятной потери, которая буквально поставила Юнайтед на колени и почти лишила его существования. Для человека, родившегося 32 года спустя, шок, окутавший город, после того, как в новостях сообщили о трагедии, очень сложно понять, но эмоции все такие же живые и мощные, как были больше тридцати лет назад. Бремя скорби передается из поколения в поколение, от бывалого болельщика к вновь примкнувшему. Это история должна жить вечно. В память о дне, когда Юнайтед был «рожден» заново. Парадокс, но именно это, самое мрачное время в истории клуба, и стало основой для его дальнейших успехов.

События в Мюнхене всегда будут провоцировать мощную реакцию среди наших болельщиков; известное фото команды во время их последнего матча в Белграде, видео с гробами, которые медленно идут по серым улицам Манчестера, имена погибших из динамиков на Олд Траффорде во время годовщины – это все элементы, которые сохраняют катастрофу в памяти многих. Эмоции настолько живые, настолько «изнутри», что и вопроса не возникает; это почти инстинктивное чувство потери, которое разделяют все болельщики Юнайтед по всему миру. И, все же, немного необычно, что я, который ни разу не видел игры Малышей Басби вживую, испытываю такую боль относительно гибели людей, которых я не знал. Быть может, стоит просто принять это как должное, влиться в общую скорбь, не задавая вопросов. Тем не менее, я считаю эту тему достойной обсуждения, потому что Мюнхенская Трагедия до сих пор вызывает сильнейший резонанс среди современных болельщиков. Наследие Малышей Басби и история нельзя оставить без внимания; они и представляют собой настоящий Юнайтед.

Команда, начавшая сезон 1957-58 была выдающейся. За сезон до этого Басби бросил вызов главе Футбольной Ассоциации Стенли Раусу, который был категорически против участия английских клубов в новом Кубке Европейских Чемпионов, доведя Юнайтед до полуфинала, где команда проиграла будущим обладателям кубка, мадридскому Реалу. Несмотря на то, что те годы в европейском футболе считаются вершиной игры, в 50х соперничество со стороны Англии в целом рассматривалось с подозрением. Басби, в его решительности играть в Европе и пробовать своих ребят в играх против лучших, был провидцем, бульдозером, который проложил путь для бесчисленного количества английских клубов Кубок Европейских Чемпионов. Юнайтед рисковал; неспособность справиться с графиком повлекла бы за собой потерю очков и, возможно, вылет из лиги и возврат в прошлое, поскольку футбол был не таким стремительным, как сейчас. Как бы то ни было, Басби не уступил и его авантюра была вознаграждена. После победы над «Шемрок Роверс» и «Дуклой» из Праги Юнайтед вышел на «Црвену Звезду» из Белграда. Ничья 3-3 на домашней арене в то время грозных чемпионов Югославии принесла клубу второй выход в полуфинал после долгих лет перерыва. Кто знает, как далеко бы они добрались? Юнайтед был несомненно хорош для победы в соревновании, имея в обойме молодых и талантливых ребят, которые завоевывали уважение и восторг у всех, кто их видел в деле. Но жестокая судьба отобрала у них шанс реализовать свой потенциал.

Вести о трагедии парализовали Манчестер и всю Британию. Сэр Алекс однажды вспомнил свою реакцию; тогда он был школьником в Глазго: «Это отразилось на каждом… Людям очень нравилось, как играли ребята и как Басби построил команду. Молодые игроки лишились жизни до того как они начали наслаждаться футболом.» Поддержка исходила со всех уголков Британии, и несложно понять почему. Шла первая декада после войны, и успехи команды были отличным способом перевести свое внимание от послевоенной рутины. Манчестер, город, который беспощадно был разбомблен Люфтваффе, вставал на ноги и восхитительный футбол от ребят повышал моральный дух жителей. Молодые парни с их огромным потенциалом были искоркой в темном бытие тогдашнего Манчстера. Трагедия стала шоком не только для Манчестера. Для Британии Юнайтед был представителем на европейской арене из-за своей яркой игры; в Европе их талант также не оставался незамеченным. Естественно, это была другая эра относительно той, свидетелями которой мы являемся сегодня. Сегодня многие болельщики в Британии и думать не могут, о том, чтобы поболеть за местных соперников в Лиге Чемпионов; в 1950х все взгляды были направлены на Юнайтед. Щедрость клубов была невероятной; особенно примечателен факт предложения Реалом Ференца Пушкаша. В 2008 году, 50 лет спустя, ни о чем этом речи не шло; были лишь опасения, что какой-нибудь болельщик Сити нарушит минуту молчания.

Что действительно укрепило репутацию Юнайтед, так это способ, которым команда была возрождена. Когда 8 человек погибли, Джеки Бери и Джонни Бланчфлауер были вынуждены закончить карьеру из-за полученных травм, Кенни Морганс так и не вернулся на свой уровень, а Сэр Мэтт Был прикован к постели на 2 месяца (его состояние было настолько тяжелым, что его дважды «хоронили»), управлять командой было поручено ассистенту, Джимми Мёрфи. «Манчестер Юнайтед пойдет дальше» говорила программа в день следующего домашнего матча, и он, несомненно, пошел. Мёрфи, с изрядно «побитой» командой, состоящей преимущественно из игроков резерва и молодежи, привел команду к победе со счетом 3-0 над «Шеффилд Уэнсдей» перед заполненными трибунами Олд Траффорда. Они были на пути к реабилитации. Команда прошла в финал Кубка Англии, на их футболках был вышит феникс, восстающий из пепла, и, несмотря на поражение 2-0, Юнайтед был на верном пути к возрождению. Победа в финале 1968 в Кубке Чемпионов была ознаменованием этого возвращения.

Героизм, упорство, горечь утраты – ценности, которые мы должны нести из поколения в поколение, вещи, за которые люди и влюбляются в Юнайтед. Но, к сожалению, не все фанаты проявляют уважение к памяти о погибших. Примерно с 1970х главные враги на внутренней арене стали использовать Мюнхен, как оружие против болельщиков Юнайтед. Худшие из них – Ливерпуль, Сити и Лидс – до сих пор это делают. Невероятно, как за столь короткий период после трагедии люди стали настолько бездушными. Дело в том, что футбол не вопрос жизни и смерти. Не должно быть опасений за свою жизнь при походе на матч, но все уважение к погибшим утонуло в партизанской борьбе между фирмами. Заряды о Мюнхене в 70х исходили от первого поколения после Трагедии, которое не осознавали всю серьезность в силу того, что они это просто не застали. Но это не оправдание. Когда болельщики Сити поют о Мюнхене, я никак не могу понять, неужели они не осознают, что воспевают смерть одного из своих лучших игроков, Фрэнки Свифта? Это невежество, которое просто поражает. Эти песни спровоцировали болельщиков Юнайтед на песни о Хилсборо и Стамбуле в ответ Ливерпулю и Лидс, что так же не является поводом для гордости. Футбольные фанаты теряют рассудок в приступах слепой любви к своему клубу. Именно это и произошло с ситуацией между Эвра и Суаресом. Ливерпуль, несмотря на то, что весь мир твердил о их неправоте, как клуб повел себя безобразно и без единой мысли в голове защищал своего игрока, который был явно виновен. Здесь футбол умирает, и фанаты выглядят гораздо глупее, чем они есть на самом деле. Здесь стоит оглянуться и осознать, что трагедия есть трагедия, несмотря на твои пристрастия в футбольном мире. Перед игрой с Ливерпулем в кубке оба тренера выступили с заявлениями о том, что фанатам следует вести себя с уважением к сопернику. Одному идиоту на Энфилде это оказалось непонятно. После игры у Кенни Далшлиша спросили о его мнении насчет освистывания Эвра: «Небольшая перепалка между фанатами была, это правда. И это замечательно, потому что мы не собирались просто так отступать. Фанаты для того и есть, чтобы поддерживать свою команду, так что это не проблема.» С одной стороны, Кенни, я с тобой полностью согласен. Я бы не хотел смотреть игру без небольшой спортивной вражды и перепалок между фанатами – это суть футбола. Несмотря на это, существуют линии, которые лучше не переступать.

Мы в принципе не должны об этом даже говорить. Немногие клубы пострадали так же, как Юнайтед, хотя крушение, унесшее жизни великолепной команды «Торино» в Суперге в 1949 году и недавняя трагедия с «Локомотивом» из Ярославля (соболезнования были направлены в клуб от имени всего Юнайтед) должны рассматриваться под этим же углом. В эту 54ю Годовщину Мюнхенской Трагедии мы должны, как всегда, вспомнить и почтить погибших:

Экипаж – Кеннет Рэймент, Том Кейбл

Журналисты – Альф Кларк, Донни Дейвис, Джордж Фоллоус, Том Джексон, Арчи Ледбрук, Генри Роуз, Фрэнк Свифт и Эрик Томпсон.

Пассажиры – Бела Миклос и Уилли Сатинофф

Персонал Манчестер Юнайтед – Уолтер Крикмер (секретарь клуба) и Берт Уалли (старший тренер)

И игроки Манчестер Юнайтед – Джеофф Бент, Роджер Байм, Эдди Коулман, Данкан Эдвардс, Марк Джоунс, Дэвид Пегг, Томми Тейлор и Билли Уилан.

Пока жив Юнайтед, они живут в наших сердцах.

аудит работоспособности сайта Рейтинг@Mail.ru