Дункан Эдвардс. Воспоминания Терри Венейблза.

Вплоть до своей смерти, Данкан Эдвардс, один из истинно выдающихся участников молодежной политики Мэтта Басби, возможно, был самым перспективным игроком в английском футболе, после того как присоединился к Юнайтед в Июне 1952. Его прогресс был таким, что он дебютировал в первом дивизионе спустя 8 месяцев в возрасте всего лишь шестнадцати лет.
Подписав полноценный профессиональный контракт на свой семнадцатый день рожденья, он стал игроком первой команды во время сезона 1953-4, заменив Генри Кокборна на левом фланге полузащиты. Приняв участие в девяти матчах за школьную сборную Англии, Данкан Эдвардс также представлял свою страну на молодежном уровне, появлялся в составе Англии «Б», сыграл 6 раз за сборную до 23-х лет и выиграл 15 матчей в основном составе сб. Англии.
На международном уровне он дебютировал в матче против сб. Шотландии в возрасте 18 лет и 183 дней и отпраздновал сие событие, внеся вклад в удивительную победу сборной со счетом 7-2. К моменту достижения своего совершеннолетия (21 год в те дни) в придачу к международным заслугам, он отыграл 6 сезонов в футбольной лиге, выиграл два чемпионата лиги, является медалистом финала КА и 3-х кратным обладателем молодежного КА.
Данкан Эдвардс обладал всеми необходимыми качествами, чтобы стать совершенным футболистом. Он от природы был одарен габаритами, скоростью, контролем, силой и смелостью. Он был замечателен в воздухе и великолепным исполнителем передач поперек поля – дистанция не имела значения. Его отважные, авантюрные вылазки вперед и свирепые удары с обеих ног разрушали лучшие обороны. Он также дорого любил игру и имел идеальный темперамент, дабы совладать с особенной одаренностью гения.
В скором времени после смерти Данкана Эдвардся, тренер сборной Англии, Уолтер Винтерботтом сказал: «В характере и в духе Данкана Эдвардса я увидел истинное возрождение Британского Футбола». Он проиграл битву за жизнь в 01.16 gmt, 21 февраля 1958 года, в результате многочисленных травм, полученных в Мюнхенской авиакатастрофе. Данкан Эдвардс предпринял отчаянную попытку выжить, врачи в Мюнхенском госпитале поражались его выносливости. Тем не менее, он стал восьмым игроком Юнайтед, ставшей жертвой авиакатастрофы, когда его кровообращение прекратилось в результате ухудшения состояния почки.
Постоянный памятник в его честь содержится в цветном стеклянном окне в церкви св. Френсиса в Dudley, Worcesteshire. Величайшей трагедией, безусловно, является то, что такой огромный потенциал в значительной степени остался нереализованным.



Terry Venables, статья Sunday Times.

К тому времени, как мне исполнилось 15 лет, было похоже, что из меня выйдет хороший футболист. Я был большим парнем для своего возраста, и газеты называли меня новым Данканом Эдвардсом, который являлся молодым героем Манчестер Юнайтед. Я был так польщен, что сохранил данные вырезки по сей день. В ресторане моего клуба Scribes West есть картина Данкана Эдвардса, написанная масляными красками. Он был моим героем и вдохновением. Когда я подрастал, не было и речи о футболе по телевизору, и если ты хотел увидеть конкретную команду или игрока, тебе ничего не оставалось, кроме как сходить на один из их матчей. Был Февраль 1958 года и Юнайтед только что навел шороху своей победой над Болтоном со счетом 7-2, и каждый говорил о Данкане Эдвардсе. Так что я уговорил своего отца Фреда сходить со мной на Хайбери, чтобы посмотреть игру Юнайтед против Арсенала. Это была необычайная поездка для двух преданных фанов Шпор, и день, которого я никогда не забуду. Юнайтед победили 5-4 в потрясающем матче, но то, что случилось впоследствии, придало событию ужасную горечь, которая до сих пор дает о себе знать. Спустя всего лишь четыре дня, Малыши Басби были убиты в большом кол-ве мюнхенской авиакатастрофой. Наряду с каждым, я был опустошен. Так много погибли такими молодыми – мой герой в их числе. Это было ужасной трагедией, слишком ужасной, чтобы на ней останавливаться. Я предпочитаю вспоминать тот милый выходной с моим отцом, когда мы стояли позади гола в конце «Старинных Часов» на Хайбери. Данкану Эдвардсу потребовалось менее десяти минут, чтобы показать, вокруг чего был вызван весь этот ажиотаж. Я помню, был немного разочарован тем, что Манчестер выступал не в сильнейшем составе. Учитывая матч Европейского Кубка против «Red Star Belgrade», Мэтт Басби дал отдохнуть центральному полузащитнику Джеки Блэнчфлауэру, двум вингерам Дэвиду Пеггу и Джону Бери, и умному, созидательному инсайд-форварду Лайаму Велану. Вообразите себе, команда по-прежнему оставалась чертовски хорошей, с линией нападения, включающей Бобби Чарльтона, Томми Тейлора и Дэниса Вайолетта, поддержку которым оказывали полузащитник Эдди Колмен и человек, от которого я не мог отвести глаз, Данкан Эдвардс. Джек Келси, легенда на Хайбери, был в ударе за Арсенал и, будучи настолько умелым, был полностью переигран, когда Данкан открыл счет превосходным ударом. Это был мой час. Мы отправились, чтобы увидеть его, и он заставил повернуть мою голову в сторону моего отца со взглядом «Видел ли ты это?» на моем лице. Эдвардс получил пас от Вайолетта и помчался вперед словно неудержимый гигант, прежде чем выстрелить мимо Келси с 25 ярдов. Было еще восемь голов в фантастическом матче, но гол Данкана и его общее выступление – все, что я действительно запомнил. После этого, я просто не мог выбросить из головы, насколько же хороши были Юнайтед. Данкан был изумителен.
Все, что он делал, отдается мне в памяти, будто это было вчера. Такая сила, такая устойчивость. Мы говорим о временах 40 летней давности*, но я до сих пор могу увидеть его, его огромную силу. Ему было только 21, но он уже сыграл за Англию 18 раз, и международные игры игрались гораздо реже в те дни. Я всегда был насквозь человеком Шпор, и не столько команда Басби, сколько команда Шпор повлияла на мое восприятие игры, но я стоял в тот день и думал, что Эдвардс был замечательным игроком, и я хотел играть, как он. Юнайтед были лучшими в те времена, а он был их звездой.
Люди в Челси говорили о молодежном кубке против Юнайтед. У Челси была выдающаяся команда на тот день, включая Джимми Гривза и Питера Брабрука, но речь идет о шторме, который разразился во время игры. Эдвардс забил два мяча, играя на позиции центрфорварда, и когда Юнайтед поменялись сторонами после перерыва, шторм оказался против них. Они использовали его в центре полузащиты, и он выиграл все, что можно. Он был одарен многогранным талантом, который никто до этого никогда не видел. Это был парень, который выступал за сборную в 18 лет, неслыханная вещь в те времена. Физически, он был впечатляющим образцом, с ногами словно ствол, которые давали ему очевидную силу. Он обычно играл на левом фланге полузащиты, но центр полузащиты или центр нападения не представляло для него проблемы, так как он умел все. Он хорошо делал подкат, он хорошо передавал мяч, он забивал голы и был скалой в защите. Он был левшой, но умел использовать правую ногу тоже. Было очень захватывающе смотреть на него и думать, насколько же хорошим он собирается стать, и для него, быть сраженным таким образом было слишком трагично для слов. Никто не может сказать, чего бы он мог достичь, если бы продолжал жить. Это большое разочарование для меня, не знать, что бы из него вышло. Потенциально, он был величайшим игроком, которого я когда-либо видел. Данкан играл на той же позиции, что и Бобби Мур. И мы никогда не узнаем, что бы могло произойти в 1966, если бы он по-прежнему находился поблизости. Ему было бы всего лишь 29. Возможно, Бобби перешел бы на другую позицию, потому что он был великим игроком, но вы бы никогда не предпочли Мура Эдвардсу. Данкан имел преимущество везде с его поразительной мощью, скоростью и силой на втором этаже.

Все просто. Данкан Эдвардс умел все.

Молодой колосс Манчестер Юнайтед и сборной Англии Дункан Эдвардс умер в мюнхенском госпитале спустя 15 дней после того, как двухмоторному самолету не удалось взлететь с ледяной слякоти немецкой полосы 6 февраля, 1958 года.
Ему был 21 год. Эдвардс похоронен на кладбище своего родного города Dudley, в West Midlands. На этой неделе, как обычно, свежий букет красных и белых гвоздик наполнят черную гранитную чашу, которая расположена ниже надгробия его могилы. Модель новоиспеченной майки Юнайтед, была также оставлена там. Джон Филипс, заместитель контор кладбищ небольшого городка Dudley и менеджер крематория сказал: «Посетители приходят на могилу на протяжении всего года. Это до сих пор святыня. Сложно сосчитать кол-во тех, кто приезжает сюда из года в год. Приходят не только отдельные представители, дабы постоять в тишине в знак уважения, но и целые партии, словно на паломничество». Эдвардс похоронен со своей сестрой Carol Anne, которая была младше десятью годами и умершей спустя 14 недель жизни. У их родителей, Глэдстоуна и Сары, больше не было детей.
После смерти своего сына, Глэдстоун бросил свою работу полировщика метала на заводе, и стал помощником по садоводству и главным доверенной слугой кладбища. Он умер в 1978 году, в возрасте 70 лет, и похоронен в том же ряду, что и его сын. В церкви св. Френсиса, расположенной не далеко от кладбища, чуть выше купола есть окрашенное окно, посвященное Эдвардсу. Оно изображает атлета- юношу в футбольной майке, преклоняющего колено, с надписью на свитке «Господь с нами ради нашего капитана». Возможно он, а не Бобби Мур, стал бы капитаном на ЧМ в 1966 году. Ему было бы только 30. Он был капитаном Worcesteshire Boys, Birmingham Boys and England Schoolboys – впервые сыграв за национальную сборную в возрасте 13 лет. Он подписал контракт с Юнайтед 2 октября 1952 года, спустя день после своего 16летия.
Мальчик уже был ростом в шесть футов и весом 12st61b.Последующей весной он играл в лиге.
Двумя апрелями позже, он был избран в состав сборной Англии на левый фланг полузащиты в матче против Шотландии. Ему было 18 лет и 6 месяцев, самый молодой игрок сб. Англии когда-либо. Англия победила 7-2. Жить Эдвардсу оставалось менее 3-х лет, во время которых он сыграл более 17 матчей за сборную. Он сыграл 151 матч за Юнайтед, выиграл медали двух чемпионатов лиги и медаль проигранного финала КА 11957 года. Но дело не в том, что он выиграл, а как он это сделал. Он играл словно буйвол, но буйвол, наделенный легкими навыками и бесстрашно храброй самобытностью .Он мог играть где-угодно. Когда Англии выбрала его на левый фланг в 1957, его герои, Метью и Финни, были на каждом из флангов. Они подтверждают, что были поражены. После того, как Мэтт Басби слезливо обнародовал надгробный камень кладбища Эдвардса, он говорил о нем, как о « большом, великолепном мальчике, который был самой добродетелью, и у которого не было ни развязности, ни самодовольной манеры держаться». Затем, Клифф Ллойд, секретарь PAF, от имени глубоко опечаленного братства футболистов сказал, что « когда группа коллег собирается вместе и говорят `Метьюз и Финни лучшие английские футболисты всех времен`, кто-то всегда мимоходом замечает `да но……` Учитывая его короткую карьеру, вы никогда не услышите ни доли разногласий, если скажете, что `Дункан был величайшим из них всех`».
Когда «Елизавета» попыталась взлететь с ледяной корки Мюнхенской полосы после третий попытки, Эдвардс сидел двумя рядами позади, сидя лицом к лицу и готовясь сыграть в карты с Марком Джоунсом, Томми Тейлором, Эдди Колмэном и Дэвидом Пегом. Им всем было суждено погибнуть наряду с семью остальными членами клуба, хотя Эдвардс продержался целых 15 дней. По началу казалось, что он выпутается. После шести дней, ему посадили искусственную почку.

Он начинал входить или выходить из сознания. Джимми Мерфи, помощник тренера Юнайтед, который не был в самолете, сидел часами у кровати, успокаивая неугомонного гиганта.

20 февраля, Дункан очнулся от бреда на мимолетный миг и распознал Мерфи. Он улыбнулся. «В котором часу матч против Вульвс в субботу?», спросил он. « В два тридцать, как обычно» ответил Мерфи. «Усердно принимайтесь за работу, парни» прошептал Эдвардс в мягкой, удовлетворительной задумчивости, после чего его глаза замигали и закрылись в последний раз.

Он умер той ночью.
На могильной надписи написано: « День памяти, грустный для воспоминаний. Не попрощавшись, он покинул нас всех!».


Personal Article "Duncan Edwards" by Pete Hargreaves.

Дункан Эдвардс был величайшим футболистом, которого я когда-либо видел, но, вы уже многократно слышали об этом от таких старых пердунов, как я.
Конечно, вы не в курсе, принадлежу ли я к разряду людей «Старые времена самые лучшие», либо действительно пришлось верить в то, что я сказал о Дункане.
Позвольте мне сказать вам, что у меня есть записанная телепередача о Бобби Чарльтоне, и ни кто иной, как Бобби, сказал о Дункане: «Люди спрашивают меня, каким был Дункан Эдвардс и я говорю им, что он был лучшим игроком, коего я видел, на что мне отвечают ` он не мог быть настолько хорош`…………………..«но он был».
Я был всего лишь молодым мальчиком, когда Дункан погиб. В совокупности, возможно, что смерть и время предначертали мой выбор, и если причина в этом, то приносить извинений не буду, поскольку Дункан воистину был великолепным человеком и футболистом. Я лучше всего помню Дункана на тренировочной площадке, которая была близка к дому, где жила моя бабушка, и куда мы ходили на летних каникулах в надежде увидеть наших идолов. Он всегда улыбался и дурачился. Он подбирал маленьких ребят, легонько подбрасывал их и ерошил их по волосам. Это было мило со стороны молодого мальчика. Он и Томми Тейлор всегда были вместе. Это мое главное воспоминание о Томе и Дункане, двух, безусловно, огромных людей, но нежных, как любой другой человек. Данкан был очень крупным человеком, не без основания прозванный «танком». Издали он не выглядел настоящим атлетом, так как смотрелся немного грузным, но стоило ему начать двигаться, как пропадали всякие сомнение насчет его атлетизма. Его ноги были похожи на ноги Марка Хьюза тем, что были столь же толстыми у лодыжки, сколь у бедра.
Позиционно Дункана можно было отнести к игроку полузащиты. Как бы то ни было, я всегда утверждал, что он, как и Джон Чарльз до него, оказывался там, где больше всего нуждался в любой отведенный момент – будь это защита или нападение.
Возможно, Робсон идет следом в этом отношении, и при всем уважении к Брайану, игроку, к которому я питаю глубочайшее уважение, Брайан был распасовщиком на короткой дистанции. Было большой редкостью увидеть его 50 ярдовый пас. Данкан, с другой стороны, мог выдать короткий и длинный пас. Его длинный пас, вне всяких сомнений, стоит вровень с пасом Чарльтона или Гилла.
Я знаю, это может прозвучать глупо, но Дункан исполнял все ауты и угловые. Как и в случае с Кантона, все кружилось вокруг него. Представьте большого человека (скажем Стама или Мея), исполняющего угловые удары. Безрассудная мысль, но Дункан был лучшим для такой работы.
Вскоре, после того как произошло крушение, стали провозглашать имена выживших и погибших. Очевидно, что Дункан выжил. Для того чтобы погубить Дункана, требовалось нечто большее, чем авиа катастрофа. Затем мы начали получать новости, что ему не становится лучше, в отличие от других. И после того, что могло показаться целой жизнью, он умер. Мне было так грустно, мне до сих пор так грустно. Во многих отношения, новости о Роджере, который являлся моим абсолютным кумиром, были куда легче приемлемы, нежели ожидание вестей о Дункане.
Прошло приблизительно 40 лет после крушения и это до сих пор действует на меня – я никогда от этого не оправлюсь.
Я не верю, что мы когда-нибудь увидим кого-нибудь, как он. Он воистину был лучшим.

* - статья 10 летней давности....

Перевод: Red_Devil1988

аудит работоспособности сайта Рейтинг@Mail.ru